Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Протоиерей Александр Соловьев — о лечении алкоголизма и духовной помощи

пациенту, наверное, вполне светский. Как человек воспринимает, когда вы начинаете говорить на такие темы, как вера и Бог?

— Говорить можно обо всем. Главное, подход. А вот насчет внешнего вида бывают интересные случаи.

На прошлой неделе откапал я запойного человека, а он смотрит на меня и говорит: «Вы прямо как священник», а я и отвечаю: «Почему как?»
 

Спросил у него, чем занимается, оказалось, он отличный мастер по крышам. Я сказал, что помощь его нужна в храме при женской колонии — нужно крышу крыть. Это единственная колония в Ивановской области, где никак не можем достроить храм-долгострой.

Вчера уже отвез этого человека туда. Пользу принесет. Так, между делом, в разговоре, начинается и миссионерская работа.

— Помогает врачебный опыт в практике священства, пересекаются они?

— Обязательно пересекаются. Есть такой восьмитомник «Настольная книга священнослужителя». Она издана еще при Патриархе Пимене, если не ошибаюсь, в 1977 году.

В одном из томов раздел посвящен психиатрии. Что такое психопатия, как работать с такими людьми и многое другое. Я не со всем согласен, но нахожу для себя довольно много интересных мыслей. Пропускаю информацию через опыт и знания. К сожалению, не все священники ныряют в этот восьмитомник, тем более в этот раздел.

С практической точки зрения информация эта может быть полезной. Не секрет, что определенная доля прихожан — люди психически нездоровые. Я это вижу отчетливо. Они тянутся в храм.

У нас до сих пор стыдно обращаться к специалисту, к психиатру, потому многие приходят в храм. Сюда проще.

Конечно, далеко не сразу удается распознать психическую болезнь на той же исповеди. Я — не единственный психиатр-священник, но нас все-таки единицы. Не распознав подобное заболевание, можно дать неправильный совет. Знания психиатрии очень помогают.

Врачебная практика и священство в моей жизни довольно часто пересекаются в отношениях с людьми. Бывает, венчаю своих пациентов, крещу их детей, отпеваю родственников. Отношения остаются теплыми. Есть случаи, когда человек идет в храм, даже если он там не был ни разу.

Можно и ошибиться, наверное — увидеть то, чего нет.

— Гипердиагностика? Нет, не думаю. Если говорить про симуляцию, всем ясно, что это такое. В психиатрии мы часто имеем дело с диссимуляцией — сознательным сокрытием болезни. Можно часами разговаривать с пациентом, неделями, сутками его наблюдать и не выявить заболевания. Человек скрывает свое заболевание.

— Приезжаете вы на вызов как врач-нарколог. Знаете, что вас ожидает?

— Практически всегда вслепую еду. Иногда некуда ступить в