Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Протоиерей Александр Соловьев — о лечении алкоголизма и духовной помощи

храме, обмочиться тут же. Но женщины при храме у нас сердобольные — накормят, оденут. А завтра те снова идут — «мне бы чаю». И ничего не меняется.

У него онкологию обнаружили, а он счастлив, что не пьет

— Вы врач-нарколог. Пациенты у вас запойные. Не вызывает алкоголизм раздражения, осуждения?

— Да жалко их. Они же мучаются, все время говорят, что эта рюмка последняя, «больше не буду». Но эта зависимость выше человеческих сил. Алкоголизм — это наркомания, другое дело, что алкоголь — слабый наркотик, но наркотик же. Тут похмелье, а там ломка.

— Что с этим делать? Как помогаете?

— У меня три метода помощи. Первый — медицинский, когда человек индифферентный или ему так туго, лишь бы выжить.
Другой метод рассчитан на человека верующего. Тогда не надо ему вводить препараты, использовать медицинские методики. Он дает обет на Кресте, на Евангелии.

 

Помню такой случай. Я тогда был вторым священником в другом храме. Пришел главный энергетик крупного завода. Сильно пьющий, но верующий.

«Слушайте, — говорю, — думайте, созревайте, обет дадите на Кресте, на Евангелии». А для верующего человека это очень серьезно. Можно обмануть жену, супруга, коллегу, следователя. Бога не обманешь.

Он решился. Год не пил, и вот срок у него на исходе. Мы сидим у храма. Он говорит, что собирается купить бутылку хорошего вина и денек выпивать, а потом снова обет возьмет. Но потом звонит и говорит, что попробовал и это вызвало отвращение, готов продлить обет.

Человек выпал из поля моего зрения лет на семь. И вот однажды он вбегает сюда, светится весь изнутри, счастливый такой и… худющий. Говорит, что у него рак обнаружили, легкое удалили, но, «батюшка, я ж так и не пью»! Представляете? У него же интоксикация сильнейшая от опухоли, страдания физические, а он светится, потому что обет держит.

Массово такое не практикую. Обет — это штучная вещь. На моей памяти порядка десяти подобных историй, не больше.

Третий метод помощи — медицинская плюс молитва. Все объясняю и говорю, что с Божьей помощью ты обязательно справишься.

— Но такое тоже каждому не скажешь?

— Конечно, не каждому. Нужно знать и понимать, кому это подойдет. Смотришь на статус, возраст, интеллект, отношение к вере. Как для каждого человека подбираешь индивидуальную схему лечения, так и тут — с каждым беседуешь в своем ключе.

— Ваш внешний вид, когда вы едете к