Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Протоиерей Александр Соловьев — о лечении алкоголизма и духовной помощи

доме — рвотные массы, испражнения кошек, собак, в бомжатник попадаешь практически.

— Страшно?

— Страшно это все видеть и понимать, что так человек живет. И неприятно иногда по ощущениям. Пару случаев было, что угрожали. Лежит человек в пьяном бреду, а его «товарищи» говорят тебе — помогаешь, вытаскиваешь его, или пеняй на себя.

— Тут алкоголики, в храме — люди на исповедь? Как справляетесь с психологической нагрузкой?

— Нагрузка огромная. В субботу минувшую 20 прихожан в храме было, 16 из них на исповедь. А она для меня не формальность. Конечно, это выматывает. Времени и сил на общение с сыном, например, который приехал только на денек из Москвы, уже совсем нет.

— Что значит неформальная исповедь?

— Вот вы приходите с грехами своими, я прочитал вашу записку, порвал ее, отдал вам клочки, наложил епитрахиль и читаю молитву. Это формально.

Но я не просто читаю или выслушиваю, обязательно вопросы задаю, уточняю, обращаю внимание на отдельные моменты, разговариваю с человеком, погружаюсь в тему.

— Что может вас растрогать при исповеди?

— Когда малявочка пяти лет пишет с ошибками корявыми буквами на листочке: «Маму не слушОюсь, кота обидИла». Детская искренность.

— Взрослые неискренни?

— Лукавят довольно часто, а когда говорят о грехах, стараются оправдать себя. Это мне часто напоминает исповедь на зоне. Почти все там сидят «ни за что» и сами начинают верить в это.

— С чем сегодня идут люди к священнику? Что «болит» у ваших прихожан, что их волнует?

— Весь спектр человеческой немощи, слабости, грехов. В моей практике признавались даже в самом тяжком… Но не будем об этом…

— И врачу, и священнику часто приходится сталкиваться со смертью человека. Как все вынести, не выгореть?

— Очень тяжело. Морально тяжело, когда идешь к человеку, зная, что он скоро умрет.

Помню, как ходил причащать женщину, медработника. У нее рак. Пригласил муж — недолго ей осталось. И надо как-то себя настроить. Особенно если человек тебе хорошо знаком. Я приехал в онкодиспансер, выглянул в окно, а там такой вид, хоть пейзаж пиши. Ну, говорю, красота у вас тут! Собрался с мыслями и морально, провел обряд. Женщина исповедовалась, причастилась, ей легче стало. Муж звонит мне, благодарит. На следующий день она умерла. И это не единичный случай.

Как справляться? Не знаю. Нагрузка большая. Без выходных. Вот сегодня сил уже и нет. Минувшая неделя была сложная, предстоящая — такая же. Уйти?