Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

«Как только мы осознаем, что быть христианином – значит наследовать Царствие, значит, что я царь и священник (см.: 1 Пет. 2: 9), как мы можем говорить, что христианство – лишь одна из мировых религий?! Как мы можем сравнивать христианство с какой-то другой религией, изобретенной людьми? Христианство не придумано людьми. Это Откровение Божие и Царствие Божие».

Блаженный Старец Афанасий (Митилинеос)

Христианская мысль словно в скорлупе

«Богословская мысль возникает, как искра, из соприкосновения разных взглядов. Поэтому различия – это очень хорошо». Философ Олег Давыдов, научный сотрудник Школы гуманитарных наук Дальневосточного федерального университета, размышляет, что христиане сегодня могут дать миру, почему богословие для людей – это далекая древность, как не «консервироваться» в гетто и можем ли мы решать современные проблемы, а не тонуть в своих глубоких духовных переживаниях.

Уважение к инаковости – в логике христианства

– Какой процесс происходит сегодня внутри православного российского сообщества, как оно развивается?

– Долгое время оно было социально и культурно маргинализированным, ведь ему нужно было просто выжить, а значит, законсервироваться, сохранить хотя бы то, что есть. Было не до развития. Ситуация резко изменилась примерно тридцать лет назад, но, при всей риторике «возрождения», ментальность гетто не ушла. Осталось ощущение, что мы – в окружении врагов и все против нас. Отсюда – традиционализм. То есть не живое отношение к традиции, а желание жить, глядя только назад, противостоя настоящему и, тем более, будущему.

– Как это проявляется в богословии?

– В современном мире живет семь с половиной миллиардов человек, примерно треть из которых – христиане. Крупнейшая по численности христианская конфессия – это католицизм, к ней принадлежит большая часть всех христиан в мире. Значительна доля протестантизма. Православие – по численности – примерно десятая часть мирового христианства.

Это пестрая, сложная, динамично изменяющаяся картина, в которой происходят активные процессы, постоянные дебаты между богословами, взаимное влияние. Но мы – на обочине этих процессов, у нас разнообразие не столь выражено, потому нам крайне необходимо иначе взглянуть на себя и других. Богословие возникает из потребности обсуждения острых вопросов жизни, которые появляются в диалоге с другим, не с таким же, как ты, а с отличающимся от тебя. У него другой взгляд и иное мнение, с которым ты согласен или не согласен. Это может быть не только богословский вопрос, это может быть вопрос, связанный с социальной жизнью, с философией, с моралью, с культурой. Богословская мысль возникает, как искра, из соприкосновения разных взглядов.

Поэтому различия – это очень хорошо. Уважение к инаковости – в самых глубинных основаниях христианства, если угодно – в его логике. Если христиане ведут себя враждебно к тому, кто отличается от них, кто другой, они не понимают себя и лишают себя возможности понять себя. И тогда не может быть ни развития, ни, тем более, богословия. Только обрядоверие и безжизненная универсальная доктрина с готовыми ответами на любые вопросы.

– Вы говорите о российской ситуации?