Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

Еще не было случая, чтобы кто-либо стал бедным оттого, что слишком часто посещал храм Божий; напротив, многие не посещающие храм разорялись от своей греховной и дурной жизни.
Священномученик Иоанн Восторгов

Азбука веры: вопрос, который никогда не задают протестанты

раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Кор. 11: 26). То есть Евхаристия в Церкви будет совершаться от времен апостольских и вплоть до Второго Пришествия Христа, «доколе Он придет».

А преломление хлеба, как называется в Писании Евхаристия, – это то, что совершается видимым образом. И чаша, и вино и хлеб, предложенные для пресуществления, и само причащение Телу и Крови Христовым происходит видимым и осязательным образом. В «невидимой Церкви» это все просто невозможно.

Надо сказать, что в протестантском мире есть еще одна теория, которая пытается снять проблему, о которой мы говорим. А именно «теория ветвей». В отличие от «теории невидимой церкви», которая пытается придумать некое мистическое единство отдельных индивидов вопреки разделениям между церквями, к которым они могут принадлежать, «теория ветвей» объявляет сами по себе разделения и различия между христианскими конфессиями неважными и утверждает, что все, кто называет себя христианами: и протестанты разных толков, и католики, и православные, и монофизиты, – все вместе составляют эту единую Церковь Христа как ветви единого древа. Но и с этой концепцией согласиться не получится, поскольку Сам Господь говорил, что будет у Него «одно стадо» (Ин. 10: 16).

Даже при большом желании невозможно назвать все перечисленные выше сообщества единым стадом. Поскольку в действительности – и это ни для кого не секрет – они не имеют между собой никакого единства. Не имеют ни единства веры, ни единства в таинствах, ни единства в церковно-административных, канонических вопросах, ни единства в нравственных взглядах. Даже в среде самих протестантов нередко утверждаются прямо противоположные вещи.

Например, есть протестанты, которые утверждают, что гомосексуализм – это грех, а есть протестанты, которые говорят: ничего подобного, никакого греха здесь нет. И они имеют даже пасторов – открытых гомосексуалистов и совершают так называемые гомосексуальные браки. Это всего лишь один из примеров, а есть и другие серьезные отличия, в том числе и догматического вероучительного характера.

Где же здесь единство? Но приверженцы обсуждаемой идеи упрямо говорят: «Да это все не существенно, конечно, есть различия, но так ли они важны? Самое главное – что у нас есть то, что нас объединяет». Но, как говорил святой Иоанн Златоуст, с любым человеком, даже неверующим, мы можем найти что-то, что объединяет нас, – только с диаволом у нас нет ничего общего. Но это не значит, что мы с любым человеком принадлежим к одной Церкви.

И вот такой идеи, что будто бы не