Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Где должен быть христианин, если начинается буря

время перебрасывался словами с коллегой на какие-то церковные темы. И вдруг пациент спрашивает: «Вы случайно не священник?» А я всегда ношу крест, иногда он выпадает, веревочка видна… И я растерялся и просто ответил: «Вы знаете, я христианин».

Многие коллеги понимают, что я практикующий христианин, но я не афиширую специально, что священник. Мне кажется, я должен быть в одной весовой категории с моими коллегами, чтобы не было какой-то дистанции, субординации. И моя задача — жить ежедневно как христианин и прежде всего этим свидетельствовать о Христе, а не просто крестом на груди или зажигательными проповедями.

Моя главная проповедь — то, как меня видят мои коллеги на работе.

На старой работе у меня была молодая коллега, выпускница медучилища. И мы с ней потихоньку разговаривали, а недавно она начала задавать мне в фейсбуке некоторые вопросы о вере. К человеку нужно подходить с большой осторожностью, тонко, чтобы его не смутить и привести по-настоящему ко Христу, к этой встрече — главной в жизни.

Христианин – это настоящий серфер, он идет на волну

Мы все задаем этот вопрос: Господи, почему это с нами происходит?

Коронавирус разрушает привычные нам вещи. Например, мы не можем совершать погребения, как делали обычно. И у меня нет ответа, как быть. Прихожанину, у которого умер брат, я сказал, что буду молиться о нем — и я ежедневно молюсь. На самом деле иногда и говорить что-то неуместно, кроме простого «я рядом». Как сказал один епископ в годы Первой мировой войны: «Будем плакать, потому что началась страшная трагедия».

Мне кажется, что сейчас мы проходим это испытание в некотором смысле как народ израильский, когда царь Вавилона разрушил иерусалимский храм. Может быть, я говорю несколько пафосно, но это действительно мои переживания как священника. И мне вспоминается пророк Иеремия и его слова о надежде, особенно актуальные для нас сейчас.

Что такое надежда христианская? Она не в том, чтобы сказать: «Завтра все будет хорошо». Это не оптимизм в общечеловеческом смысле слова. Надежда эта исключительно опирается на Бога, на Его волю, которую нужно познать и принять.

Как еврейский народ, мы сейчас тоже остались без храма, без возможности жить полноценной церковной жизнью. И после отмены карантина не сразу сможем причащать людей традиционным способом, это очевидно… Мы привыкли, что литургия в нашей жизни — это что-то обыденное, совершенно естественное. «Разве может быть иначе?» И сейчас, мне кажется, важно понять, что литургия — это не нечто автоматическое, и духовная жизнь — это не просто в выходные ходить в храм.

Некоторые утверждают, что надо во что бы то ни стало служить литургию, но, мне кажется, не надо дергать Христа, как малое дитя за мамину юбку, и говорить: «Слушай, ну пойдем в горницу, нам же так было здорово с Тобой. Почему Ты не хочешь?»

Сейчас мы с Господом в одной лодке и плывем в эту бурю страданий, горя. И наверное, Господь ведет нас туда не пугать, а приблизить к тайне Своего Креста. Господь хочет, чтобы мы были Его подлинными учениками — чтобы, не боясь, шли на эту волну испытаний и вышли из нее обновленными. Христианин — это настоящий серфер, как мне кажется, он идет на волну. Мы проходим эту бурю, но Господь не оставил нас одних.

Подбор маетриала Ксения Айсина Pravmir.ru

Тип новости :