Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

17 июля - Память святых Царственных страстотерпцев.

влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь». Арестованным разрешали присутствовать на богослужениях. Молитва была для них великим утешением. Последнюю службу в Ипатьевском доме протоиерей Иоанн Сторожев совершил всего за несколько дней до расстрела Царской семьи — 14 июля 1918 года. В ночь с 16 на 17 июля чекист и руководитель расстрела Яков Юровский разбудил императора, его супругу и детей. Им велели собраться под предлогом, что в городе начались волнения и нужно срочно перейти в безопасное место. Узников сопроводили в полуподвальную комнату с одним зарешеченным окном, где Юровский сообщил Государю: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей». Чекист несколько раз выстрелил в Николая II, другие участники расстрела — в остальных приговоренных. Тех, кто упал, но был еще жив, добивали выстрелами и кололи штыками. Тела вынесли на двор, погрузили в грузовик и вывезли в Ганину Яму — заброшенный Исетский . Там скинули в шахту, потом сожгли и закопали. Вместе с Царской семьей были расстреляны придворный врач Евгений Боткин и несколько слуг: горничная Анна Демидова, повар Иван Харитонов и камердинер Алексей Трупп 21 июля 1918 года во время богослужения в Казанском соборе в Москве Патриарх Тихон сказал: «На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович... Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе». Долгие десятилетия никто не знал, где палачи закопали тела расстрелянных Царственных страстотерпцев. И только в июле 1991 года предположительные останки пяти членов императорской семьи и слуг обнаружили недалеко от Екатеринбурга, под насыпью Старой Коптяковской дороги. Генеральная прокуратура России открыла уголовное дело и в ходе следствия подтвердила, что это действительно узники Ипатьевского дома. После нескольких лет исследований и общественных споров, 17 июля 1998 года, мучеников захоронили в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. А в июле 2007-го были найдены останки сына царевича Алексея и великой княжны Марии. Канонизация Царской семьи Об упокоении Царской семьи в русском зарубежье молились уже с 1920-х годов. В 1981 году Русская Православная Церковь Зарубежом канонизировала Николая II и его семью. Русская Православная Церковь канонизировала Царственных мучеников спустя почти двадцать лет — в 2000 году: «Прославить как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских царскую семью: императора Николая II, императрицу Александру, царевича Алексия, великих княжен Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию».

За что мы почитаем Царственных страстотерпцев

«Царскую семью мы почитаем за преданность Богу; за мученичество; за то, что они дали нам пример настоящих руководителей страны, которые относились к ней как к своей родной семье. После революции у императора Николая II было много возможностей покинуть Россию, но он ими не воспользовался. Потому что хотел разделить участь со своей страной, какой бы горькой ни была эта участь. Мы видим не только личный подвиг Царственных страстотерпцев, но подвиг всей той Руси, которую когда-то назвали уходящей, но которая на самом деле является пребывающей. Как в 1918 году в Ипатьевском доме, где были расстреляны мученики, так и здесь, сейчас. Это скромная, но одновременно величественная Русь, соприкасаясь с которой ты понимаешь, что ценно, а что второстепенно в твоей жизни. Царская семья — не образец правильных политических решений, Церковь прославила Царственных страстотерпцев вовсе не за это. Для нас они — образец христианского отношения правителя к народу, стремление служить ему даже ценой своей жизни».