Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Учителя — анонимно и честно об инклюзии

Дети с очевидными сложностями в развитии и поведении приходят в обычную школу, их родители настаивают на том, что они должны учиться “как все”, а все проблемы ложатся на учителей.

Недавно в московской школе №113 восьмиклассник нанес учителю травмы, эта история приобрела широкую огласку. Однако с ребенком, который не дает вести уроки, проявляет агрессию, не контролирует поведение и эмоции, не умеет общаться с одноклассниками, сталкивается в своей практике каждый учитель. Даже если он не агрессивен, но имеет особенности развития, не обслуживает себя сам, не может сконцентрироваться, учится в своем темпе — эти трудности должна разрешать школа. Как справляются с этим учителя и что они думают об организации инклюзивного образования в России.

Мы не должны спускать особым детям хамство

Учитель биологии и географии, Москва

У меня в классе была девочка со средней умственной отсталостью и ДЦП. Я сразу сказала, что ей нужен индивидуальный учитель, который сидел бы с ней в пятом классе и хотя бы научил ее самостоятельно писать и считать. Мне сказали: «Вы что, обалдели?». С Викой на всех уроках сидела мама. Она брала ее руку в свою и писала. Дома очень пунктуально выполнялись все домашние задания. Сейчас Вика в девятом классе, ей надо сдавать ОГЭ. Она ничему не научилась ни по одному предмету.

Я уверена, что для таких детей необходима индивидуальная адаптированная программа. Они должны проходить совершенно другие темы, в другом темпе. Под такого ребенка нужно перестраивать работу школы. Учителя должны объяснять, что, да, это ребенок, требующий определенной поддержки, помощи, внимания. С ребенком будет заниматься группа специалистов, он не будет предоставлен сам себе и учителю, у которого кроме него в классе 30 человек. Тогда это и будет инклюзия.

Нужны логопеды, дефектологи, психологи. Только где их набрать? Ради одного, двух или трех человек – это нереально. А если в школе станет много таких детей, то станет непонятно, где у нас норма, а где не норма.

Нормотипичные дети посмотрят на своих сверстников, которые дерутся, ругаются матом и скажут: «Почему им можно, а нам нельзя? Мы, может, тоже особенные».
 

Проблема инклюзии повсюду очень глубокая. Нельзя однозначно взять и сказать: «Это плохо» или «Это хорошо». Сколько я слушаю людей, которые ездили в Европу, в Израиль, в Америку – везде инклюзия упирается в одни и те же нерешенные вопросы.

И все же другого пути нет. Мы сплошь и рядом встречаемся с такими людьми на улицах, в общественных местах. Не дай Бог, дома такая ситуация, ведь у