Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

Все испытания очень важны. Они меняют человека всё больше и больше. Чем чернее мрак в твоей жизни, тем лучше ты потом различаешь свет. Понимаешь, что это свет, и умеешь ценить его.
Иеромонах Филофей (Тифинюк)

Семейная психология: Беременность - факт моей биографии. Реализованный или нет.

состояние женщины. Этот период жизни для многих вообще оказывается серьезным испытанием: дети выросли, им забота и внимание не нужны в таком объеме, внуки еще не родились. Вещи, связанные с работой, часто отходят на второй план. Возникает пауза, некоторая особая тишина. И начинают приходить мысли о жизни вообще, о том, что было сделано, а что — нет. И первые, вероятнее всего, — не про свершения во внешнем мире, а про «ближний круг». Про близких, про детей.

«А ведь я могла бы… И ничего, справились бы…» — доминирующий сюжет подобных мыслей.
Время — хитрая штука. Высвечивается важное и не важное часто только реверсивно, задним числом.
Доступность информации. Зачем я это пишу? Ни в коем случае не для того, чтобы усилить чье-то чувство вины. Такие слова и эту историю мне доводилось слышать многократно, от знакомых и пациентов, близких и случайных попутчиков. Это будто одна и та же песня, спетая разными голосами, с небольшими вариациями в мотиве.
И хотелось бы дать ей прозвучать в открытую.
Быть может, те, кто стоит сейчас перед так называемым «репродуктивным выбором», захотят что-то из опыта других людей услышать. Хотя на самом деле его, этого репродуктивного выбора, нет. Бывшую беременность нельзя сделать не бывшей, стереть ластиком из памяти и биографии.
Я не любитель слов жестких и конкретных, но иногда приходится говорить конкретно «да» или «нет», «черное» или «белое».
Врач, предлагающий написать испуганной и мало что соображающей молодой женщине направление на аборт, говорит «да ну что вы, это пустяк, на следующий день пойдете на работу». И физически часто (но далеко не всегда) это и впрямь обходится без последствий. Но врач не говорит про год-другой постабортного синдрома и пожизненную память об этой «пустяковой» операции.
Думаю, брошюры про постабортный синдром и пересказы жизненных историй людей, через это лихо прошедших, должны лежать на столиках женских консультаций рядом с рекламой разнообразных лекарств. А еще необходимо там же, на мой взгляд, вывешивать плакаты или раскладывать буклеты, наглядно иллюстрирующие, как выглядит внутриутробный младенец на каждой неделе развития. С пространными подписями, что он может чувствовать, ощущать.
И «неделя тишины» перед решением об аборте должна стать обязательным правилом. Чтобы обманная легкость аборта не погружала людей в пучину пожизненных переживаний.
Кроме того, если женщина находится в зарегистрированном браке, неплохо было бы письменное согласие мужа на производимую операцию. Часто именно мужчины настаивают на аборте. Для них вообще все это полная абстракция (особенно если нет детей, и человек вообще не в теме).
У потенциального отца ребенка тоже должна быть полнота информации о последствиях аборта для здоровья и психического состояния женщины. И о том, что за существо предполагается изнутри удалить. Степень мужской неинформированности часто просто поражает.
На мой взгляд, просветительские программы должны быть разработаны для младших подростков, которые только готовятся вступить во взрослую жизнь. И, это уже фантазии, ни на что не претендующие, но ведь заставляют же родителей подписывать отказ от вакцинации, со строкой «с последствиями ознакомлен». Разводясь, люди тоже нечто подписывают. Понятно, что это мало на что повлияет, и любая формализованная практика часто сразу становится безжизненной. Но та процедура направления в прерывание беременности, которая существует сейчас, степень осознанности выбора не увеличивает, а уменьшает.
И в решении, связанном с отказом в праве на жизнь ребенку, существует лишь подпись врача. Хотя совсем не он будет иметь дело с последствиями.
Среда и решение. Решение на аборт — право на которое отнимать вряд ли полезно юридически, ибо это вызовет волну абортов нелегальных — должно быть осознано парой.
А пока к беременности в женской консультации начинают относиться серьезно, только когда (если) женщина отбилась от направлений на аборт и справилась с запугиваниями непонятными словами возможных диагнозов.
Думаю, это некоторый шанс и для изменения демографической ситуации  в нашей стране, потому что процент прерываемых беременностей по-прежнему огромен. И возможности только просвещения людей детородного возраста, а также тех, кто только готовится в него вступить, не только не исчерпаны, а и на 20% не освоены.

автор статьи семейный психолог, мать девятерых детей, автор проекта "Семья растет" Екатерина Бурмистрова
источник www.pravmir.ru

подбор материала и публикация Анна Ушацкая
Архив от 11.07.13