Вопросы священнику

Вопрос: Я на 6м месяце беременности. Ребенок второй, долгожданный. Недавно врачи объявили, что он 100% будет страдать болезнью Дауна. Что делать?
Ответ настоятеля:  Не убивать маленького человечка.  Читать далее >>>>
Другие вопросы >>>>>
Вопросы можно отправить на адрес: 
hram-v-lesnom@mail.ru

Святые мученики 14000 младенцев от Ирода в Вифлееме избиенные

Вифлеемская трагедия

Когда человек впервые читает Евангелие, то может ужаснуться тому факту, что в Вифлееме были убиты 14 000 невинных младенцев. О смысле их страданий и смерти рассуждают преподаватели Минских Духовных Школ: Библейской истории – Константин Константинович Мачан (он первым отвечает на наши вопросы) и философии – иерей Сергей Лепин.

Как Вы оцениваете смысл страданий Вифлеемских младенцев? И какое место уготовано им в загробной жизни?

Никакие страдания не остаются бессмысленными перед Богом. Об этом говорят и многочисленные свидетельства из Священного Писания, и примеры из жизни людей, страдающих в этом мире по тем или иным причинам. Промысел Божий о человеке и мире направляет все ко благу, но не всегда человеческому чувственному пониманию удается осознать увидеть это сразу, в один миг. А иногда и далекие исторические примеры остаются для нас необъяснимыми с точки зрения оправданности страданий. Вифлеемские младенцы стали первыми мучениками за Христа, пролившими свою невинную кровь за Спасителя мира. Хотя они сделались мучениками бессознательно, но это произошло по Промыслу Божию. После Крестной Жертвы Спасителя страдания за Него становятся для человека свидетельством веры. Ведь по-гречески «мученик» — «свидетель». Но что можно говорить о праведниках Ветхого Завета, страдающих за Истинного Бога еще до пришествия Христа или о страданиях Вифлеемских младенцев — сверстников Младенца-Спасителя? Без сомнения, они важны для Бога ничуть не меньше новозаветных, с той лишь разницей, что Христос пострадал за них на Кресте и освободил от греха, проклятия и смерти после их земной жизни.
Многообразие примеров мученичества можно условно разделить на две группы: мученичество выбора и мученичество по необходимости (без вариантов). В первом случае мученику предлагается отречься от Христа и продолжать жить без Него на земле и в загробной жизни или с Ним, пострадав за Него: «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10:32). Ко второму подвигу мученичества относятся те случаи, когда человек не выбирает «жизнь или веру»,
принимает страдания потому, что кому-то в религиозных или политических целях необходимо убрать своих оппонентов. Царь Ирод Великий, узнав о новорожденном Царе Иудейском (по пророчеству — появившемуся на свет в Вифлееме) и опасаясь, чтобы Он не отнял со временем у него царства, «послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже» (Мф. 2:16). По преданию их было 14 000. Не зная, где именно находится Иисус, Ирод желал в числе этих невинных страдальцев погубить новорожденного Христа. У этих младенцев не было выбора—они еще не осознали жизнь с ее превратностями, ни у кого из них не спросили, выбирают ли они этот путь или нет. Но именно такой была их дорога в Царство Небесное. За свои великие злодеяния Ирод не избежал наказания Божия — тело его покрылось болезненными ранами. Рядом с ним не было ни одного человека, который бы сочувствовал его страданиям. Но и на смертном одре Ирод продолжал умножать зло: приказал убить брата, сестру и ее мужа, наконец, предал смерти свою жену Мариамну и трех сыновей, видя в них соперников.

Почему Господь попустил смерть и мучения невинных детей? Ведь они не совершили зла и греха?

Здесь можно ответить относительно их земной участи. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Если бы кто взял у тебя несколько медных монет, а взамен отдал тебе золотые, неужели ты считал бы себя обиженным? Напротив, не говорил ли бы ты, что этот человек — твой благодетель?». Здесь несколько медных монет— наша земная жизнь, которая рано или поздно заканчивается смертью, а золото — жизнь вечная. Так, за несколько мгновений страданий и мучений младенцы обрели блаженную вечность, обрели то, чего святые достигали подвигами и трудами всей жизни. Вифлеемские младенцы наследовали себе вечную жизнь в сонме Ангелов. Для них страдания были той таинственной дверью, которая привела их в Царство Небесное.

Пророк Иеремия пишет: «Глас слышен в Раме, плач и рыдание и вопль; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Иер. 31:15,). Это относится только к Вифлеемским младенцам или ко всем поколениям христианских мучеников-младенцев?

Рама — это местечко в Израиле, где была похоронена Рахиль, жена ветхозаветного патриарха Иакова, сына Исаака и внука Авраама. По преданию, когда сына Рахили, Иосифа, вели в Египет, как пленника и раба, он, проходя мимо гробницы своей матери, заплакал и закричал: «Мать моя, слышишь ли ты меня? Мать моя, видишь ли, куда ведут твоего сына?». В ответ из гробницы послышалось рыдание. Затем, когда вавилонский царь Навуходоносор в 586 году до Рождества Христова сокрушил и разгромил Иудейское царство, то он приказал переселить его жителей в Вавилонию, и Рама была городом, где собирали пленников-иудеев, чтобы везти их в далекую страну.
По своему географическому положению город Рама находится в 12-ти километрах от Вифлеема. Поэтому, можно предположить, что когда царь Ирод «послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его» (Мф. 2:16), эта территория включала в себя и Раму. В Ветхом Завете пророк Иеремия описывает жителей Иерусалима, уводимых на чужбину (Иер. З 1:15), и эти слова о плачущей Рахили сказаны о них. На этом печальном пути они проходят мимо города Рамы—места захоронения Рахили (1 Цар. 10:2); и Иеремия рисует Рахиль, плачущую даже во гробе о судьбе, выпавшей ее народу в Вавилонском пленении.
Но спустя века произошла более страшная трагедия. Уже не враги уводили в плен, а свои соплеменники убивали неповинных детей. В наше время, помня о младенцах из Вифлеема, мы вспоминаем обо всех убиенных — убитых просто так, без обвинения, без какого бы то ни было «состава преступления», убитых просто так, по той причине, что это было нужно многочисленным «Каинам и Иродам».

Предание говорит, что младенцев было 14 000, о в Евангелии об этом ничего не сказано. Эта цифра имеет какое-либо значение?

Их было, как указывает византийская традиция, 14 000. Понятно, что столько детей «от двух лет и ниже» просто не могло быть в маленьком Вифлееме и его окрестностях. Отсюда становится ясно, что число это имеет символическое значение. Оно говорит о массовости такого явления, как убиение невинных, как репрессии, которые чаще всего обрушиваются не на единиц, а на тысячи и даже миллионы. Евфимий Зигабен, византийский богослов ХII века пишет об этом так: «Ирод полагал, что звезда, возвестившая мудрецам с востока о Рождестве Христовом, не тотчас же явилась им, но что Младенец родился задолго до ее появления. Для большей безопасности он и повелел предварить время на два года».
В то же время можно говорить о символичности цифры «14» как о числе «сыновей» Рахили. В Библии сыновьями Рахили называются не только Иосиф и Вениамин, рожденные ею, но также и внуки (сыны Иосифа и сыны Вениамина)—«это сыны Рахили, которые родились у Иакова, всего четырнадцать душ» (Быт. 46:22). По 14-ти тысячам «своих сыновей» плачет Рахиль спустя 17 столетий после своей земной жизни.
Вообще, цифра «14» часто встречается в библейской традиции. Например, в родословной Спасителя насчитывается «всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов» (Мф. 1:17). Память избиенных в Вифлееме младенцев Церковь начала совершать уже во II веке. Вероятно, тогда и была определена цифра «14 000».

иерей Сергей Лепин:
Все вопросы относительно Вифлеемских младенцев возникают оттого, что мы немного путаемся в периодизации. В самом деле, к какому Завету относится эта ужасная история — к Ветхому или к Новому? Очень распространенной ошибкой является отнесение того или иного события к Новому Завету лишь на том основании, что о нем говорится в Новом Завете. Это, на мой взгляд, не так. Давайте обратим внимание, например, на историю святого Иоанна Предтечи — последнего ветхозаветного пророка, который, обладая удивительной святостью, сподобился не только быть призванным к пророческому служению, но и увидеть осуществление своего пророчества. Новый Завет заключен только во Христе: в Его Теле, за нас ломимом, и Крови, за нас изливаемой,—во всей Его жизни и действиях.
С моей точки зрения, Вифлеемские младенцы являются ветхозаветными мучениками, потому что Христос есть первый новозаветный Первосвященник, Пророк и Царь. И из первосвященства Христа вытекает и Его первомученичество. Он стал первомучеником Нового Завета, добровольно принеся Себя в Жертву Искупления. Хотя, естественно, Вифлеемские младенцы могут быть названными мучениками за Христа, причем в двояком смысле. Во-первых, потому, что они погибли в результате жуткой истории, главными сюжетами которой были события жизни Христа, и погибли, в прямом смысле, вместо Него. А во-вторых, я бы не стал подвиг ветхозаветных мучеников, о котором они пророчествовали и исполнение которого чаяли, отделять и противопоставлять Евангелию.
Куда попали души Вифлеемских младенцев после смерти? Как мы верим, до искупительной Жертвы Христа души всех умерших людей—и праведных, и грешных —нисходили во ад, поскольку человек в невозрожденном, падшем состоянии не мог быть чадом Божиим и наследовать рай — дом Отца Небесного. Поэтому, помня об этом, нам не составит никакого труда ответить на вопрос о посмертной участи Вифлеемских младенцев: они были убиты и после смерти приложились к отцам своим вместе с сонмом ветхозаветных праведников, пророков и мучеников. Если считать, что возраст и состояние нашего тела (младенчество, болезни, старость) налагают соответствующие ограничения на нашу душу, то преждевременно и насильно лишившись этих ограничений, души младенцев смогли услышать и учение пророков о Грядущем Мессии, и проповедь Иоанна Крестителя, который, как мы знаем, был Предтечей Христа и в аду. И уж потом только Господь наш, умерев на Кресте, Своей душой сошел во ад и, сокрушив вечные его оковы, вывел всех ожидавших и уверовавших в Него. Младенцы умерли до Христа, но после и совосстали с Ним, ибо Он умер и за них.
Конечно, когда читаешь соответствующее место Священного Писания, то не можешь не ужаснуться той жестокости, с которой обернулся мир по отношению к ни в чем неповинным детям. Естественно, у нас здесь возникает ряд вопросов, прежде всего о смысле такого страдания. Здесь я считаю очень важным подчеркнуть — страдание Вифлеемских младенцев не имело никакого смысла, ибо убийство невиновных (тем более, детей) не может иметь никакого смысла. Была лишь явная злая воля и умысел Ирода, но стоит ли это называть смыслом? Это произошло оттого, что «мир лежит во зле» ( 1 Ин. 5:19) и не знает Бога. Бог же не сотворил страданий, и само по себе страдание — это то, посредством чего дьявол пытался сделать этот мир бессмысленным. Бессмысленность страданий — проблема, с которой пытались справиться многие религии. Но особенность учения Христа в том, что оно не пытается избавить человека от страдания как такового, а предлагает человеку наделить свое страдание смыслом и претерпеть его до конца. И Сам Христос учит не откуда-то с высока о том, как мы должны поступать в тех или иных жизненных испытаниях, но, напротив, Своим примером показывает, как мы должны переживать лишения и беды. Он Сам оказался в самом эпицентре страдания, боли, смерти. Страдание и смерть — это то оружие, на которое рассчитывал дьявол в войне против рода человеческого. Но именно страдание, смерть (и Воскресение, конечно) — то, чем Христос победил сатану. Теперь только от нас зависит, будет ли наше страдание в совосстание со Христом, или оно так и останется бессмысленным и беспросветным. Кто во Христе, тот приобретен, а не потерян, что бы с ним ни произошло! А как же дети? Что от них зависит? давайте обратим внимание на слова пророка Иеремии, которые приводит евангелист Матфей, повествуя об этой трагедии: «Глас слышен в Раме, плач и рыдание и вопль; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Иер. 31:15). Казалось бы, при чем здесь это? Можно подумать, что Матфей приводит это место только для того, чтобы подчеркнуть трагизм происходящего. А давайте откроем Библию и прочитаем дальше: «Так говорит Господь:
«Удержи голос твой от рыдания и глаза твои от слез, ибо есть награда за труд твой, —говорит Господь, — и возвратятся они из земли неприятельской. И есть надежда для будущности твоей, — говорит Господь, — и возвратятся сыновья твои в пределы свои» (Иер. 31:16-17). На самом деле, аллюзия на ветхозаветное место отнюдь не так драматична, не так ли? Евангелист, пожалуй, наоборот, хочет подчеркнуть наличие какого-то грядущего блага, избавления, спасения даже в таких случаях!
Традиция говорит нам о том, что всего пострадало 14 000 детей. Такое число вызывает сомнение у современных ученых: тот город, который имеет такое количество младенцев такого возраста, просто не соответствует тому провинциальному поселению, которое называлось Вифлеемом (исходя, по меньшей мере, из того, что мы знаем о географии и демографии того времени). Почему тогда 14 000? Я думаю, что это не просто статистика жертв. Дело в том, что число «14» было особым для иудеев. Это число имени Давида (у древних евреев буквы обозначали еще и цифрами, а сумма цифровых значений букв в имени Давида равняется 14-ти). Евангелист Матфей приводит родословие Иисуса, сформированное из трех групп по 14 имен в каждой (но оно далеко неполное), чтобы показать, что Иисус есть потомок царя Давида. И звезда над Вифлеемом—это звезда царственного рода Давида. Мне думается, что 14 000 — это тоже некоторая стилизация под эту идею. А с другой стороны, 14 — это дважды по семь. 7 — число, выражающее идею святости и законченности; оно отсылало иудеев к идее Субботы и полноты творения. Можно предположить, что 14 000 — это метафора, указывающая на двойную исключительность размеров кровопролития и невероятные размеры страдания, а также на намерение толкователей отнести случившееся к Священной Истории Отпрыска Давидова.
По материалам сайта www.tula.prihod.ru

Рубрика :