Вопросы священнику

Вопрос: Я на 6м месяце беременности. Ребенок второй, долгожданный. Недавно врачи объявили, что он 100% будет страдать болезнью Дауна. Что делать?
Ответ настоятеля:  Не убивать маленького человечка.  Читать далее >>>>
Другие вопросы >>>>>
Вопросы можно отправить на адрес: 
hram-v-lesnom@mail.ru

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский

  Иоанн Златоуст родился в Антиохии около 347 года в семье военачальника Секунда, умершего вскоре после рождения сына. Мать святого Иоанна, Анфуса, оставшаяся в двадцать лет вдовой, отказалась от повторного замужества и отдала все силы на воспитание сына. Юноша, учившийся у лучших философов и риторов, получил хорошее светское образование. Изучая эллинскую мудрость, будущий Святитель избегал роскоши и соблазнов светской жизни. Он рано обратился к углубленному изучению Священного Писания и молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий, епископ Антиохийский, полюбивший Иоанна, как сына, наставил его в вере и в 367 году крестил. Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца. После того, как святитель Мелетий в 372 году был отправлен в ссылку императором Валентом, Иоанн учился у опытных наставников подвижнической жизни пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского.

 

 По смерти матери он, раздав имение, принял монашество, которое называл "истинной философией”, и вместе с другом Василием удалился в пустыню, избегая назначения на епископскую кафедру. Однако святой Иоанн, уклонившись по смирению от архиерейства, тайно содействовал посвящению Василия. В то время святой Иоанн написал “Шесть слов о священстве". Четыре года провел святой в трудах пустыннического жительства. Два года он соблюдал полное безмолвие, находясь в уединенной пещере. Однажды во время молитвы Иоанну явились святые апостолы Иоанн Богослов и Петр. Апостол Иоанн Богослов передал подвижнику свиток и сказал: “Возьми этот свиток. Я - Иоанн, возлежавший на Тайной Вечере на персях Господа и от Него почерпнувший Божественные откровения. Господь дарует и тебе знание глубины Премудрости, чтобы ты напитал людей учением Христовым и своими устами заградил уста еретиков". Апостол Петр передал ключи святому Иоанну со словами: “Господь и тебе передает ключи Церквей, дабы, кого ты свяжешь, тот был связан, а кого разрешишь - разрешен". Святые Апостолы предсказали будущему великому учителю Церкви, что он после великих трудов и скорбей наследует Царствие Божие.

 Из-за пошатнувшегося от подвижнических трудов здоровья Иоанн возвратился в Антиохию. Здесь в 381 году святитель Мелетий рукоположил его во диакона. В эти годы святой много писал, создав такие известные духовные произведения, как "О Провидении" (“К Стагирию подвижнику”), “Книга о девстве”, “К молодой вдове" (два слова), “Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников”.

 “Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем...” (Мф. 5, 14-15), - сказал Господь. Будущий светильник не укрылся от опытного взгляда Антиохийского епископа Флавиана, и в 386 году он рукоположил святого Иоанна во пресвитера с возложением обязанности проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался очень способным проповедником. Его ревность к возвещению Слова Божия вознаграждалась любовью паствы к слушанию и чтению его поучений. Удивительное красноречие Богодухновенного проповедника, воспламенявшего души, привлекало к нему людей всех сословий и возрастов, не только православных христиан, но и еретиков, и даже язычников. Из уст святого Иоанна изливалась такая благодать, что все слушавшие не могли насытиться сладостью его слов. Многие записывали его проповеди и давали другим для чтения. Все жаждали услышать его слово, и потому на его проповеди стекалось множество народа. Некоторые называли его устами Божиими или Христовыми, другие - Сладкоглаголивым или Медоточивым, а одна простая женщина назвала его Златоустом. С того времени все начали называть его так за редкий дар Богодухновенного слова. Двенадцать лет святой, обычно дважды в неделю, а иногда - каждодневно, проповедовал в храме. В пастырской ревности о наилучшем усвоении христианами богоугодного образа жизни он часто обращался к толкованию Священного Писания. Однако не за речи только пресвитер Иоанн был любим народом, а потому что речи эти были созвучны самому строю Златоустовой жизни.

 Уже в Антиохии святой Иоанн Златоуст выступил как защитник страждущих и обездоленных, а также обличитель сребролюбия и жестокосердия богатых. Вышедший из знатного и богатого сословия, но отказавшийся от его преимуществ, святой нес любовь и милосердие своей пастве, принося этим истинную жертву Богу. Он предупреждал своими обличительными речами тех, кто вел изнеженный образ жизни и ненавидел окружающих уже только тем, что не замечал их скорби. Описывая Страшный Суд над грешниками, святой Иоанн Златоуст зовет таковых к раскаянию: “Господь не прежде подвергает грешников мукам, чем рассудится с ними, почему, разместив их, и произносит обвинения”. Отчего же часть людского рода причисляется к козлищам и подвергается вечному осуждению? “Ведь и пророки везде говорили: милости хощу, а не жертвы (Ос. 6, 6), и Законодатель возбуждал к тому всеми мерами, и словом, и делом, да и самая природа учила тому. Смотри также, как легки Его заповеди. Он не сказал: Я был в темнице, и вы освободили Меня; Я был болен, и вы воздвигли Меня с одра болезни; но сказал: посетисте Мене, приидосте ко Мне. Но и тогда, как Он алкал, не трудно было исполнить Его требование. Он просил не пышной трапезы, но только самого нужного, пищи необходимой, и притом просил с мольбою. Таким образом все делало их достойными наказания: и удобоисполнимость просьбы, так как Он просил хлеба; и жалобный вид просящего, так как Он был нищ; и естественное сострадание, так как Он был человек; и привлекательность обещания, так как обещано Царство; и страх наказания, так как угрожала геенна; и достоинство получающего, так как Сам Бог принимал в лице нищих; и величие чести, так как удостоил снизойти; и законность подаяния, так как Он принимал Свое. Но при всем том сребролюбие совершенно ослепило плененных им, даже и при столь великих угрозах. И как выше сказал Он, что не принимающие бедных будут наказаны более, нежели содомляне, так и здесь говорит: понеже не сотвористе единому сих меньших братий Моих, ни Мне сотвористе (Мф, 25,45)”.

 Росла слава святого проповедника, и он стал известен в столице. В 397 году преставился Константинопольский архиепископ Нектарий, преемник святителя Григория Богослова. Красноречивый антиохийский священник, именно так его воспринимали в столице, по воле императора Аркадия и при активном участии первого министра Евтропия, был вызван в Константинополь для поставления архиепископом "Второго Рима”. 

Вступив в 398 году в управление Церковью и рассматривая свою деятельность как исполнение Воли Божией, святитель Иоанн Златоуст принялся утверждать в церковной жизни те евангельские принципы, по которым жил сам и от которых так далеки бывают люди, ведущие изнеженную жизнь в столице. Он стал ревностно пасти вверенное словесное стадо Христово, обращая особое внимание на духовное совершенствование священства. Современник святителя Палладий, оставивший нам житие святого, называет основные духовные болезни, которыми страдал в то время константинопольский клир: распутство, чревоугодие и корысть. Святитель как духовный врач сначала частным образом каждому, о ком знал что-либо подобное, делал грозные внушения, при необходимости возобновлял свои увещания открыто. Нераскаявшихся прогонял.

Распущенность императорского двора, прежде всего императрицы Евдоксии, также нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Святитель не раз в своих проповедях клеймил тот дух, которым проникся императорский двор и вторящий ему слой аристократических семей Константинополя: “Вам жаль, когда вы видите зверя, терзающего овцу, когда же вы терзаете сами кого-либо из себе подобных, связанного с вами узами самой природы, то вы не видите в этом ничего недостойного и еще хотите слыть за людей!”

 Ведя строгую монашескую жизнь, святитель Иоанн средства на содержание архиепископии обратил на строительство и содержание храмов, больниц и странноприимных домов. Особое внимание святитель обращал на благолепие Богослужения. Он составил чин литургии, и доныне сохранившей его имя, учредил крестные ходы, ввел антифонное пение за всенощным бдением.

 Ревность Святителя к утверждению христианской веры распространилась не только на жителей Византии, но и на другие страны, куда святитель Иоанн направлял ревностных миссионеров и писал послания. Так немало трудов он предпринял к устроению жизни Эфесской Церкви, которую разъедала язва симонии.

Враги святителя Иоанна Златоуста в константинопольском клире, поощряемые раздражительной и мстительной царицей Евдоксией, несколько раз пытались устранить святителя Иоанна Златоуста со столичной кафедры. Удачным поводом для этого оказался созванный близ Халкидона на вилле “Под Дубом" собор епископов для рассмотрения спора Александрийского патриарха Феофила и нитрийских монахов, прозванных “долгими братьями". Однако коварный Феофил смог обратить дело так, что собор, призванный разбирать его, превратился в суд над Златоустом. Обвинения, выдвинутые против Константинопольского епископа, были настоящей клеветой, подкрепленной лжесвидетельствами ряда недовольных константинопольских клириков. Безумство участников "лжесобора" дошло до того, что они попытались обвинить святителя в политической измене в надежде на то, что разгневанный император придаст “виновного” смерти. Однако император не поддался на эту провокацию и даже не стал применять в отношении святого никакой силы. Святитель сам покинул кафедру, чтобы избежать в столице уличных беспорядков - настолько накалилась обстановка после несправедливых действий нечестивых клириков и властей.

 Как только святитель отбыл в ссылку, в Константинополе произошло землетрясение, в котором испуганная императрица увидела гнев Божий, обрушившийся на гонителей праведника. В страхе она написала святителю письмо с раскаянием и просьбой вернуться на кафедру. Так бесславно закончился первый этап гонений на великого церковного учителя.

 Однако враги святителя не успокоились. В Константинополе был созван новый собор, формальной задачей которого было отменить постановления собора “Под Дубом”, но ставший новым судилищем над святым пастырем. К тому времени отношения между архиепископом и императрицей вновь осложнились. Поводом послужила установка в столице статуи Евдоксии (как это делалось в языческом Риме) и связанные с этим нечестивые празднества. Святитель вновь обличал и призывал к благочестию. Его противники вновь вооружались неправедным оружием и бесстыдством. Константинопольский “собор”, духовно управляемый все тем же Александрийским патриархом Феофилом, приславшим в столицу империи своих представителей, искал формальную возможность избавиться от святителя Иоанна. Однако сделать это было не так-то просто, потому что среди епископов находились, если и не сторонники Златоуста, то, во всяком случае, противники откровенного беззакония. Уже шел Великий пост 404 года, а собор, начавший работу в январе, все никак не мог вынести какого-либо постановления. Тогда враги решили сначала расправиться над святым пастырем, а потом уже придать делу законный вид. Император Аркадий под давлением враждебной святителю партии наложил на святого домашний арест. Святитель временно подчинился нравственному насилию со стороны императора, однако утром в Великую Субботу он покинул архиепископский дом и отправился, как того требовал его пастырский долг, в храм для совершения Божественной литургии, за которой должно было быть совершено по традиции древней Церкви Таинство Крещения множества новообращенных.

 Враги воспользовались формальным нарушением святителем режима ареста и призвали императора применить самые жесткие меры в отношении архипастыря. Безумие преследователей дошло до того, что они, подобно иудеям, требовавшим распятия Спасителя и кричавшим: "Кровь Его на нас и на детях наших!” - воскликнули: "Да будет его осуждение на головах наших”. Далее произошли поистине страшные события. Солдаты с обнаженными мечами ворвались в храм, грубо прервали Богослужение, схватили архиепископа, оружием стали разгонять крещаемых, обагрив их кровью Святую купель. А в алтаре храма они совершили страшное преступление против Святых Даров. “Я умолкаю, - восклицал историк Созомен, описывая эти события, - чтобы, открывая смысл происшедшего, невольно простым человеческим словом не осквернить перед неверными того, что есть самого страшного в наших Таинствах”.

Устроители неправедного собора добились не только низложения святого архиепископа с кафедры, но и его ссылки. В последнем слове к константинопольцам, скорбевшим о том, что они остаются без назидания, отправлявшийся в ссылку святитель Иоанн сказал: “Не мной началась проповедь, не мной и кончится".

По удалении святителя из столицы пожар обратил в пепел здание сената, последовали опустошительные набеги варваров, а в октябре 404 года в страшных муках умерла Евдоксия. Даже язычники видели в этих событиях Небесное наказание за неправедное осуждение угодника Божия.

В ссылке в Армении, где святой пробыл до лета 407 года, здоровье его значительно ухудшилось. Однако святитель и здесь думал о тех, кто сейчас скорбел и нуждался в его утешении. В многочисленных письмах (их сохранилось 245) епископам Азии, Африки, Европы и особенно своим друзьям в Константинополе святой Иоанн поддерживал и наставлял своих приверженцев. Зимой 406 года святитель был уже болезнью прикован к постели, но враги не унимались. Из столицы пришел новый приказ перевести святого в Абхазию, в глухое местечко Питиус (Пицунда). Истощенный болезнями, святитель в сопровождении конвоя три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. У склепа святого Василиска (память 22 мая), утешенный явлением святого мученика, сказавшего: “Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе", причастившись Святых Таин, вселенский Святитель 14 сентября 407 года отошел ко Господу.

 Духовное величие Святителя, поражавшее всех его современников, просияло и в последних словах: "Слава Богу за все!”

 Угодник Божий, в течение всей своей жизни мужественно несший свой крест, умерший для мира и сораспявшийся Христу, скончался в день памяти Честного Креста Господня.

 Святитель Иоанн Златоуст был погребен в Команах. В 438 году Константинопольский патриарх Прокл во время Богослужения в храме святой Софии произнес похвальное слово памяти своего великого учителя. В своей речи патриарх сравнивал святителя Иоанна Златоуста со святым Иоанном Крестителем, проповедовавшим покаяние и также пострадавшим за обличение пороков. Народ, горевший любовью к святителю Иоанну, не дав докончить проповедь, единодушно стал просить патриарха обратиться к императору с просьбой о перенесении святых мощей угодника Божия в Константинополь. Святитель Прокл отправился к царю Феодосию II и от лица Церкви и народа просил возвратить святые мощи в столицу. Император согласился и отправил в Команы специально посольство, которое в серебряной раке должно было доставить святые мощи. Жители Коман глубоко скорбели о лишении такой святыни, но противиться императорскому указу не могли. Когда же послы приступили ко гробу святителя, то взять святые мощи не смогли. Тогда император в раскаянии написал послание святителю, прося у него прощения за себя и свою мать Евдоксию. Послание это прочли у гроба святителя Иоанна, положили на него и совершили всенощное бдение. Затем приступили к гробнице, легко подняли мощи и внесли на корабль (гробница святителя осталась в Команах, близ Пицунды; ныне она пребывает в кафедральном соборе города Сухуми). Тогда же совершилось исцеление убогого человека, приложившегося к покрову от гроба святого. По прибытии мощей святителя Иоанна Златоуста в Константинополь, 27 января 438 года весь город во главе с патриархом Проклом и императором Феодосием вышел навстречу. Многочисленные клирики со свечами, кадилами и хоругвями взяли серебряную раку и с песнопениями внесли ее в церковь святой мученицы Ирины. Когда патриарх открыл гроб, тело святителя оказалось нетленным, от него исходило благоухание. Припав ко гробу, император Феодосий просил святителя простить его мать, говоря от ее имени словами: "Помоги мне, святый отче, во славе своей, которую ты принял от Бога и, прежде чем я буду осуждена на Страшном суде Христовом, прости меня”. Говоря это, он не переставал плакать. Народ не отходил от раки весь день и всю ночь. Наутро мощи святого были отнесены в соборную церковь Святых Апостолов. Когда рака была поставлена на патриаршем престоле, весь народ едиными устами воскликнул: “Прими престол свой, отче!” - и патриарх Прокл со многими, стоявшими у раки, увидел, как святитель Иоанн открыл уста свои и произнес “Мир всем!”

По материалам сайта  halkidon2006.narod.ru

Рубрика :