Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

Еще не было случая, чтобы кто-либо стал бедным оттого, что слишком часто посещал храм Божий; напротив, многие не посещающие храм разорялись от своей греховной и дурной жизни.
Священномученик Иоанн Восторгов

Поездка на Афон в октябре 2010 года

Это была не первая моя поездка на Святую Гору. Для любого православного человека это святое место. Я с детства слышал об этом остраве, поскольку радной брат моего дедушка  будучи совсем молодым человека ушел на Афон пешком и прожил там в общей сложности 53 года. Последние 6 лет своей жизни он был иигуменом единственного русского монастыря, Пантелиимонова. Его мощи, как и мощи всех монахов, достигших такого звания хранятся в храме, в ризнице.  Но Афон это не только Пантелиимонов монастырь, как считают большинство обывателей. На самом деле это достаточно большая территория протяженностью 40 км и шириной 12 км. Это территория величиной с Пушкинский район.
     Паломники попадают туда только по морю с помощью парома. Всякий раз, когда приезжаешь туда, понимаешь, что бесполезно как-то планировать поездку, поскольку там твоим путешествием распоряжается Матерь Божия. Но я, в очередной раз, все распланировал еще за 2 месяца до поездки. Поездка была связана с передачей денег за икону, которая там изготавливается для нашей часовни. Со мной путешествовали еще 6 человек. В основном это были благотворители и друзья храма. Поскольку я, в отличие от остальных паломников нашей группы, уже бывал на Афоне, мне хотелось организовать поездку максимально интересно и полезно для всех. Еще будучи в Москве я договорился об экскурсии и транспорте. А своих попутчиков загодя готовил к чудесным видам острова. Однако все пошло по другому буквально с самого начала путешествия. Что-то лучше, что-то хуже, но все совершенно не так как предполагалось.
     За неделю до поездки, мне позвонили с Афона, из монастыря Белозерка, в котором у нас заказана икона, и попросили привезти для них деньги от благотворителя из Москвы. Сумма была достаточно крупная и её пришлось распределять по всем членам группы. Кроме того, деньги, которые необходимо было уплатить за икону, пришлось положить на банковскую карту, т. к. провоз денег через границу ограничен требованиями таможни. По приезду у меня возникли проблемы с обналичиванием денег. Поскольку банкоматы выдают единовременно не более 480 евро, а снять нужно было 7000, мне приходилось повторять операцию много раз. Поэтому у каждого банкомата, где я обналичивал деньги, моментально организовывалась очередь. Но с Божией помощью все получилось. Еще одной удачей, как оказалось, была сама возможность попасть на остров. Поскольку на следующий день после нашего прибытия из-за сильного шторма навигация была закрыта на несколько дней .
      Для того чтобы попасть на Афон, мы прилетели в Грецию. Затем нам нужно было доехать до ближайшего к Афону города Уранополе. Дорога занимает 3 часа. В этот же день переправиться на пароме на Афон не получается, и приходится ночевать в Уранополе. Это курортный город, в котором семейные паломники оставляют отдыхать своих жен. Как вы знаете, женщинам въезд на остров запрещен. На этом острове есть только одна женщина — Матерь Божия. Погода испортилась сразу, как мы сели на паром. А когда мы сошли с корабля на остров, практически ничего не было видно. В воздухе стоял промозглый туман. К тому же оказалось, что экскурсовод перепутал дни нашего приезда, а значит ни о каких поездках и экскурсиях не могло быть и речи.
      Поскольку мы везли деньги от благотворителя, на Афоне нас все-таки ждали. При каждом монастыре на Святой Горе имеется своеобразная гостиница — архондарик. И даже есть такой вид послушания, когда монах назначается архондаричным. Паломников на Афоне принимают хорошо, поскольку считается, что под видом паломника может приходить сам Иисус Христос. Вот как бы вы встречали Христа, так нужно встречать и паломников. В архондарике гостей угощают стаканом воды, рюмочкой анисовой водки — узой, дают крепкий кофе и рахат-лукум. Но в Белозерке мы были не простыми паломниками. Для нас был готов стол, и расселили нас по одноместным номерам, что является редкостью.
      Настоятель спросил у моих компаньонов, будут ли они исповедоваться сегодня ночью, те с готовностью ответили: «Да». А надо сказать, что большинство из них вообще не представляли, что это такое. И когда после ухода настоятеля, я объяснил все про исповедь и покаяние, трое членов группы категорически отказались причащаться. Дело в том, что исповедовать мирян и семейных людей имеет право только семейный священник, коих на Афоне нет. А значит, исповедовать должен был я. Некоторым это показалось не совсем удобным. Возможно, они боялись испортить со мной отношения. Но трое решились, и поэтому весь первый вечер на Афоне ушел у нас на подготовку к причастию.
     Хочется сказать по поводу записок о здравии и за упокой, которые передавали прихожане. Перед отъездом одна из прихожанок нашего храма, Екатерина перепечатала все записки на большие листы. Оказалось около 1700 имен о здравии. Еще примерно столько же за упокой. Все эти записки мы читали во время службы. Одному мне было не под силу все прочитать. Помогал мне настоятель отец Георгий. На Афоне нет просфор за здравие и за упокой, как нет и подсвечников за упокой. Поэтому и записки читались все вместе. Не принято там и вынимать частицы. Но по моей просьбе записки мы с отцом Георгием читали в алтаре в то время, когда священник крутил копие в просфоре. Кроме того, в день уезда я встретил одного русского монаха. Следует отметить, что монахи там живут не только в монастырях, но и в пещерах, и в отдельных кельях. Вот такому монаху я дал наши списки и 100 евро впридачу. Я попросил его помолиться о нас и наших близких, и еще хотя бы разок прочитать все эти имена.
      В настоящее время в Белозерке идет строительство храма. Строительство идет своими силами. И нам даже удалось увидеть игумена этого монастыря с молотком в руках. У нас такое, конечно, редко увидишь. Поскольку погода к пешим прогулкам не располагала, мы, чтобы объехать остров, воспользовались машиной. Были мы во многих храмах и скитах.
      Дивные места, красивые храмы. Самый богатый Иверский монастырь. В монастырях поражает количество мощей. Есть очень древние. В одном только Пантелеймоновом монастыре на каждый день года есть мощи святого угодника Божиего. Причем мощи достаточно крупные. Очень много голов, десницы, и многое другое. Есть даже глава евангелиста Луки. Нам удалось сделать в Иверском монастыре несколько снимков мощей и даже вывезти эти снимки. Хотя это было не просто. Везде размещены таблички, запрещающие фотографирование. У паломников даже отбирали фотоаппараты и флешки. Но нам, с помощью Божией, удалось сохранить флешку с этими ценными фотографиями.
      В настоящее время на Афоне есть только один русский монастырь — Пантелеймонов. Было еще несколько русских скитов, но по мере ухода из жизни последнего монаха, эти скиты перешли к грекам. Таков закон, поскольку Афон все-таки - греческий остров. Мы побывали на Иверском источнике, попили и даже облились святой водой. Источник этот возник в нескольких метрах от моря, после того, как на остров по морю прибыла Иверская икона Божией Матери. Ученые до сих пор никак не комментируют возможность существования пресного источника в нескольких метрах от моря. Надо сказать, что вода там особенная, сладковатая. Я захватил её с собой и сегодня на водосвятном молебне добавил в освящаемую воду. Поэтому у всех будет возможность попробовать этой воды.
      Поражает отношение монахов Афона к смерти. Места на Афоне немного, поэтому под кладбище выделен совсем небольшой участок. По традиции умершего хоронят как обычно, а через 3 года выкапывают и проводят чин омовения косточек. Я никогда не присутствовал при этом, только слышал. И после этого все кости складываются в одно место, которое называется костница. Это большая пещера у Великой Лавры, которая уходит метров на 5 в глубину, а кости уже возвышаются горой выше человеческого роста. Вот такое там отношение к костям. Мирским людям это не понятно. Мы привыкли всю жизнь переживать за свое тело. Получше бы его одеть, послаще накормить. Такое отношение и к похоронам. Нам важно выбрать костюмчик для покойника, гроб побогаче, место под могилку получше. И уж конечно, люди очень переживают, если по каким-либо обстоятельствам не удалось придать тело умершего земле. Это суеверие. Православное, но суеверие. Поскольку если человек заботится о своей душе и часто ходит в храм, то уже не имеет значения, где и как его погребли. 
          Хочется рассказать о том как живут монахи на Святой Горе. Распорядок дня на Афоне один и тот же во всех монастырях. Ночью монахи спят не более 4х часов. Еще 2 часа предусмотрено на дневной сон, так называемую фиесту. Православный церковный день, как и везде, на Афоне начинается с вечера. В 17.00 монахи и паломники отправляются на повечерие. Служба идет на греческом языке, поэтому практически ничего не понятно, из того что читают. Особо отмечу, что на Афоне сохранилось Византийское время и устройство храмов. Все службы идут по Византийским канонам. То есть с XV века там практически ничего не изменилось. Во время службы все стоят вдоль стен. Там сделаны специальные приспособления, чтобы было удобно опираться. В это время в храме стоит абсолютная тишина. Люди почти не шевелятся. Если кому-то понадобилось срочно поговорить, монахи делают знаки друг другу и выходят из храма. Служба идет примерно до 18 — 18.30.
      После этого вся братия вместе с паломниками отправляется на трапезу. Понедельник на Афоне — постный день. Именно поэтому отец Георгий, настоятель скита Белозерка, предложил нам причащаться в первую ночь после приезда. После ужина все снова отправляются на службу. Вторая вечерняя служба длится минут 40. После неё для всех наступает свободное время.
      В нашем понимании монахи отправляются отдыхать. На самом деле каждый монах отправляется в свою келью и выполняет свое правило. Это у них называется "тянуть четки". Они молятся и делают поклоны, кому сколько назначено. Кто-то делает 500 поклонов, кто-то 300, а кому-то по немощи назначают только 100. Уже в шесть часов на Афоне темнеет. Примерно с 21.00, по мере выполнения своего правила, монахи отправляются спать.
      Следующая служба начинается в 3.00. На Афоне все монахи посещают каждую службу. Ночная служба проходит практически в полумраке. Горят только лампадки перед некоторыми иконами и керосиновые лампы, которые зажигают на клиросе при необходимости. Свечи не зажигают вообще. Утренняя служба идет до 5.00. После неё начинается Литургия. Во время службы в алтаре находится только священник, никаких пономарей и дьяконов. Двери в алтарь очень маленькие и открываются снаружи. Открывает их монах, который потом выходит на Вход. Утренняя служба заканчивается в 8.00. После этого все идут на трапезу. С 9.00 до 13.00 монахи несут послушание. Оно у каждого свое. Именно в это время и пишется наша икона. Таким образом ей уделяется 4 часа в день.
     Скид Белозерка знаменит именно тем, что там пишут иконы. Иконы создаются не на поток, а с чувством, с толком, и, самое главное, с молитвой. Надо сказать, что в Белозерке заказывают иконы и во много раз дороже чем наша. К изготовлению некоторых икон привлекают ювелиров. Но это уже не монахи. И делают свою часть работы они не на Афоне, а в самой Греции. Конечно, стоимость таких икон не соответствует возможностям нашего поселка. В настоящее время наша икона почти завершена. Мы видели её и фотографировали. Размер иконы внушительный. Примерно с окно нашего храма. Художникам осталось сделать нимб. Совместно с настоятелем Белозерки мы приняли решение, что нимб будет серебряный, украшенный камнями. Это делает нашу икону несколько дороже, но материальную сторону вопроса мне удалось уладить прямо на Афоне. Один из людей, путешествующих вместе со мной, согласился оплатить разницу. Уже в следующий раз придется ехать забирать икону. В принципе, меня торопят. На Афоне все ждут грядущих неприятных событий - прихода антихриста. И монахи переживают, что ситуация в любой момент может измениться так, что мы просто не сможем вывезти икону с Афона. В Греции мировое правительство уже берет власть в свои руки. Россия пока держится. И православные возлагают на Россию большие надежды.
        Привезти икону в принципе просто, но она требует особого обращения и особой подготовки. Хочется приложить её к Афонским святыням. А значит нужен транспорт, нужны грузчики. Поскольку икона большая и весит примерно 60 килограмм. Кроме того здесь, в поселке, тоже требуется подготовка. Нужно отремонтировать часовню, привести в порядок территорию около неё, заказать киот. И поскольку икона очень ценная, то и киот должен ей соответствовать. Я думаю, заказать фарфоровый киот. А значит нужно время на его изготовление и деньги. По опыту других храмов я знаю, что когда привозят такого рода иконы, к этому времени выпускают бумажные маленькие иконки, которые можно раздать людям, чтобы они могли приложить её к большой иконе и забрать домой. Бывает, выпускают медальончики с иконой. К тому же было бы правильным свозить икону в Серпухов недели на 2. И вообще над этим нужно еще подумать. Может быть, надо позвать Владыку и освятить храм. Но тогда работы необходимо сделать еще больше. Это и обустроить территорию, и отремонтировать ступеньки, и много всего другого. И сделать это предстоит в ближайший год. Делать это будут прихожане, поскольку кроме нас позаботиться о нашем храме некому.