Нужно ли скрывать, что ты занимаешься благотворительностью?

Благотворительность должна быть тайной, о том, что ей занимаешься, нельзя говорить вслух», — такое можно услышать и от обывателей, и от публичных персон. Почему у нас нередко боятся говорить о благотворительности? Так же, как боятся вслух произносить названия онкологических заболеваний, боятся идти к врачу на профилактический осмотр? Размышляет актриса Чулпан Хаматова, соучредитель фонда «Подари жизнь».

Мнение, что нельзя говорить о том, что занимаешься благотворительностью, исходит из представлений о скромности, из того, что нельзя выпячивать свои добродетели, а нужно быть сдержанным и скромным. Но дальше стоит вопрос: что такое добродетель, насколько она связана с понятием нормы. Если мы говорим о том, что помогать другому — это не норма, а нечто необычное, возвышенно хорошее, то, конечно, об этом нужно молчать.
Но мы считаем, что благотворительность — это норма, а нормой никто никогда не хвастается, поскольку какой смысл хвастаться чем-то будничным? О будничном просто спокойно говорят. Поэтому сказать, что ты кому-то помог — это не хвастовство, а просто констатация факта, чтобы у кого-то другого тоже появилось желание помочь и чтобы он знал, что эта помощь дойдет до нуждающихся.
Но как только начинаются разговоры про то, что множество людей, занимающихся благотворительностью, пиарится на горе других людей и пытается получить себе какие-то дополнительные очки, начинается перекос в восприятии благотворительности. Особенно, когда так говорят талантливые и влиятельные люди — и те, кто в них верит, начинают мыслить так же. Благотворительность для них становится еще более избранной, уникальной. Так мы никогда не придем к тому, что благотворительность — это будничность, неотъемлемая часть жизни.
В западном мире с раннего детского возраста людей приучают к благотворительности, так же, как приучают чистить зубы и говорить «спасибо». Западные люди иногда даже не замечают, что они помогают: в магазине ты покупаешь игрушку, часть денег пойдет на помощь кому-то; в другом магазине ты купишь носки, и снова перечислишь, не вдаваясь в подробности, средства для какого-либо фонда; потом твоя компания, в которой ты работаешь, переведет на благотворительность те деньги, которые должны были потратиться на дарение тебе какого-нибудь очередного ненужного календарика на праздник. Скорее, люди, которые не занимаются благотворительностью, выпадают из общественного контекста, они уникальны, они единичны…
У нас же ситуация другая, и она не изменится, пока будет сохраняться ощущение какой-то ненормальности благотворительности, неважно, ненормальность эта со знаком минус или плюс, пока будут вестись разговоры, что нельзя об этом сообщать, что это — выпячивание каких-то своих добрых качеств, что это нескромно…
Благотворительность была бы не нужна, если бы мы жили в неком идеальном мире, где все без исключения друг другу помогают, где деньги сами собираются, где вся помощь организовывается сама по себе. Тогда все прекрасно,