Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

Все испытания очень важны. Они меняют человека всё больше и больше. Чем чернее мрак в твоей жизни, тем лучше ты потом различаешь свет. Понимаешь, что это свет, и умеешь ценить его.
Иеромонах Филофей (Тифинюк)

Ксения Петербургская

Ксения Петербургская – одна из самых любимых русских святых. Икона ее – не редкость в православном доме. А на могилке блаженной на Смоленском кладбище в Петербурге всегда многолюдно. Бываю здесь обязательно, даже если выбираюсь в Петербург на полденечка. Склонив колени, касаюсь лбом белого мраморного надгробия и говорю всегда только два слова: “Помоги, Ксеньюшка”. Она все знает. И – помогает. Никого не оставляет без своих молитв. И всегда здесь, у могилы блаженной, я вспоминаю удивительную историю. …Сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа. А тут радость – приехала к сыну мать. Командир части отпустил солдата в увольнение, повидаться, поговорить, побродить по лесу. И они говорили, и бродили, и ушли далеко от части. А когда вернулись – части не было. Ее уничтожили чеченцы, зверски расправившись с солдатами. Если бы не та прогулка… Мать уехала, сына перевели в другую часть дослуживать. И вот, наконец, вернулся сыночек. Радость матери, долгие разговоры за столом. – Да, мама, если бы ты тогда не приехала, не сидеть бы нам сейчас вместе. – Когда? – недоуменно спросила мать. – Да тогда, в часть ко мне, когда наших уничтожили. – Что ты, сынок, – мать со страхом смотрела на него, – не была я у тебя, не приезжала. Да, не приезжала. И не гуляла с сыном по лесу, и не обнимала его на прощание. Этой истории поверить можно, ее рассказала священнику сама мать, пережившая это чудо. Не была в Чечне, но молилась. Непрестанно молилась Ксении Петербургской, которая по материнским слезным молитвам отвела сына от страшной беды. Сама явилась в образе матери, сама спасла от верной смерти. Жила святая в XVIII веке. Рано овдовев, взяла на себя самый трудный христианский подвиг – юродство. Находясь в полном здравии ума, она, якобы, безумствует. Идет за гробом мужа, а хоронит… саму себя. “Умерла моя Ксеньюшка, – сокрушается, – один я остался”. И живет под именем мужа, долго живет, ходит по Васильевскому острову босиком, а по ночам носит кирпичи для церкви на Смоленском кладбище. И помогает болящим. Много чудес на ее счету. И нас чудесами дарует. Знаю москвичку, Людмилу Павловну Парамонову, для которой Ксения Петербургская – домашний доктор. Заболела серьезно и ей назначили операцию. Поехала в Петербург помолиться блаженной Ксении. Отстояла три молебна подряд. И операцию отменили, не подтвердился диагноз. С тех пор со всеми проблемами – к Ксеньюшке. После воспаления легких сын ее никак не мог прийти в себя – слабость, головокружение, апатия. Поехала к