Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Как семья китайского профессора хранила русскую культуру и пострадала за это

Инны. Сообщалось, в частности, что у этих буржуев есть собака, которая спит на матрасике и пьет молоко. От фокстерьера Крошки, прожившей в доме 15 лет, нужно было срочно избавляться, ее лай неизбежно привлек бы в дом погромщиков. Собаку вывезли за город и оставили у дороги. Вся семья обливалась слезами.

Это была первая, но далеко не последняя жертва. Вскоре забрали Ли Лисаня и Ли Ша, затем явились в студенческое общежитие за их дочерями.

Красное и белое

Сколько мы знаем этих воспоминаний, когда люди ждут, что за ними вот-вот придут, и за ними действительно приходят. «Гостей дорогих» кто-то встречает в покорном бесчувствии, кто-то бросается в окно, а кто-то успокаивается, что самое страшное наконец позади и можно больше не ждать. Инна Ли до последнего не понимала, что происходит, мозг просто отказывался верить.

– Руководитель нашей организации зашел ко мне в комнату и сказал: «Тут приехали из одного ведомства, хотят побеседовать о твоем отце». Тогда очень в ходу были такие неофициальные следствия. Я ничего даже не заподозрила! Была наивна, несмотря на свои 23 года.

У входа стояла «Победа» (все машины тогда были советские). Вежливый мужчина в штатском открыл дверцу, пропустил вперед. На заднем сидении сидела женщина, так что Инна оказалась зажата между двумя сопровождающими. «Как в кино про похищения!» – промелькнула мысль. И все же она еще ничего не понимала. Ехали недалеко, кругом были знакомые улицы, а потом перед лобовым стеклом выросла глухая стена. Ворота открылись. На проходной Инну быстро и ловко ощупала молодая женщина, это был личный досмотр. Потом ее поселили в какой-то комнатке и сказали: «Вы тут поживете у нас несколько дней, разговор будет долгий».

– В какой же момент вы наконец поняли?

– Когда повели в баню. Дело в том, что это была тюрьма старинной планировки, в центре пост охраны, от него лучами расходятся коридоры. Еще имелись всякие пристройки для персонала, туда меня и поселили.

А когда впервые вывели на территорию и я увидела камеры с решетками, вот тут у меня сердце оборвалось, похолодело. «Господи, это же тюрьма».

Справедливости ради, условия у меня были неплохие.

Как-то раз, идя под конвоем в туалет, она вдруг спиной почувствовала, что на нее смотрят. Обернулась – и увидела сестру. «Ляля!» – рванулась к ней, но Аллу тут же увели, а на следующий день сказали: «Будете отвечать на наши вопросы, поселим вас вместе». Инне сообщили, что существовала мощная шпионская организация, часть ее базировалась в Советском Союзе, часть