Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Как Бог помогал выжить на войне

«Лучше жить с одной ногой, чем быть убитым», — рассудил солдат и ранил себя, чтобы вернуться домой к жене и детям. Его отдали под трибунал, а в город на слушание его вез будущий старец Паисий… В день прославления преподобного Паисия Святогорца «Правмир» публикует отрывок из книги «О жизни, людях и божественной справедливости», которая вышла в издательстве «Никея».
 
«Лучше всех»

Однажды, когда я был солдатом, наш командир послал меня исполнить обещание, данное нами святому Иоанну Предтече после того, как он помог нам на войне. Мы дали обет купить для одной церквушки святого Предтечи два больших храмовых подсвечника.

Итак, мне надо было купить подсвечники, а заодно сопроводить одного нашего сослуживца в город Навпакт для передачи его военному трибуналу. Помню, другие офицеры говорили командиру: «Ну и конвоира ты ему подыскал!»

Несчастный, которого мне предстояло сопровождать, был родом из Эпира, по профессии музыкант, человек бедный, женатый, с детьми. Он обвинялся в самостреле, то есть в нанесении телесного увечья себе самому для того, чтобы его отправили в тыл. «Лучше, — рассудил он, — жить с одной ногой, чем быть убитым».

Сначала мы с ним приехали в Агринио, где у него были знакомые. «Пойдем, — говорит, — проведаем их». — «Ну что же, — отвечаю, — пойдем». «Пойдем сюда, пойдем туда», — что поделать, приходилось мне всюду с ним ходить. Ох, какие же мытарства! К тому же он не хотел, чтобы я сдавал его трибуналу.

Да мне и самому было жаль бедолагу, стало за него очень больно, и я сказал ему: «Вот увидишь — все у тебя обойдется и устроишься лучше всех! Наш командир пришлет объяснительную записку по твоему делу, и тебя пристроят в какое-нибудь тихое место — так что и детям своим сможешь помогать, и жизнь твоя будет в безопасности».

Добравшись наконец до Навпакта, мы узнали, что в трибунал уже пришло письмо от командира и дело на нашего самострельщика закрыто. А ведь ему грозил расстрел — время было военное, суровое.

Командир пожалел его, поскольку он был главой семьи, и назначил поваром в центр распределения новобранцев. Его семья перебралась поближе к этому центру, и войну он провел лучше всех, а поскольку солдаты иногда не приходили обедать в столовую, у него оставалась еда, и он кормил своих детей.

После войны все ему говорили: «Да тебе было лучше всех!» Потому что мы сидели в горах, в снегах.

То, что я пожелал ему, было угодно Богу, потому что я сказал