Вопросы священнику

Вопрос: Я на 6м месяце беременности. Ребенок второй, долгожданный. Недавно врачи объявили, что он 100% будет страдать болезнью Дауна. Что делать?
Ответ настоятеля:  Не убивать маленького человечка.  Читать далее >>>>
Другие вопросы >>>>>
Вопросы можно отправить на адрес: 
hram-v-lesnom@mail.ru

История обретения мощей Иоанна Шанхайского

      По благословению Святейшего Патриарха и при поддержке нашего государства в сентябре 2007 года было совершено кругосветное путешествие делегации Русской Православной Церкви, посвященное празднованию объединения наших Церквей в зарубежных епархиях. В эту делегацию входили порядка 80 человек. Это были архиереи, священнослужители и хор Сретенского мужского монастыря. Мне тоже посчастливилось быть в составе этой делегации. Причем ездил я в качестве певца Сретенского хора. Для нас специально был выделен самолет. Мы побывали в семи странах: в Соединенных Штатах Америки, в Канаде, в Австралии, в Швейцарии, в Германии, в Англии и во Франции. Нашей миссией было участие в богослужениях и проведение концертов. Надо сказать, что поездки я очень люблю. И всегда, собираясь в дорогу, беру собой специальный крест-мощевик - крест, полый внутри, с местом  для мощей. Так как из любой поездки мне хочется, в первую очередь, привезти какую-нибудь святыню для нашего храма.
      События, о которых пойдет речь, происходили в американском городе Сан-Франциско. Это самая западная точка Америки. Там, оказывается, существует довольно большая община Русской Православной Церкви. Естественно, я стал расспрашивать у членов общины, какие святыни у них есть, мощи каких святых. Мне ответили, что православных святынь в Америке не так много, и есть мощи только одного святого - Иоанна Шанхайского. Мне очень захотелось обрести частицу мощей этого святого для нашего храма, но тогда я даже представить себе не мог, с какой стороны подступиться к этому вопросу. Единственное, что я мог сделать, это помолиться. И вот, промыслом Божьим, наша делегация оказалась на вечерней службе в огромном храме, который был построен не без участия Иоанна Шанхайского. Собор поразил меня своими размерами. Даже Успенский собор в Лавре значительно меньше. Клирос там в 2 яруса, и во время службы поет 2 хора. Центральное место в этом храме занимает рака с мощами Иоанна Шанхайского. Примечательно, что мощи эти нетленные. Что, само по себе,  достаточно редкое явление. Обычно мощи тленные.
     На всенощной я пел с хором Сретенского монастыря. Мы разместились на первом ярусе, а на втором пел местный хор. Я стоял в басовой партии, ближе к перилам. Мне хорошо было видно огромное количество народа внизу. Рядом с нами стояли какие-то женщины. Похожая ситуация наблюдается практически в каждом храме. Всегда рядом с хором стоят сочувствующие или приближенные, которые пользуются знакомством с кем-нибудь из хора, для того, чтобы занять более удобное место. Занимая свое место в хоре, я кивком поздоровался с женщиной, которая оказалась рядом. Как и все остальные хористы, я был в костюме с галстуком. В общем, ничего в моем облике не говорило о моем сане. Но в хоре-то все об этом знали, поэтому у меня были некие привилегии. То есть, я мог петь, мог не петь. Все относились к этому спокойно.
      Началось Всенощное бдение. Я пел. По ходу службы мне захотелось пойти приложиться к мощам. Я спустился вниз по винтовой лестнице и прошел через битком набитый храм к мощам. Возвращаясь обратно, на полпути я снова лицом к лицу столкнулся с женщиной, стоявшей рядом со мной на клиросе. Мы, в очередной раз, молча кивнули друг другу. Попев еще немного с хором, я решил сходить на разведку в алтарь. Из головы не выходила мысль о частице мощей. А я знал, что зарубежники - люди очень строгие и просто так ничего не дадут. Я решил, по крайней мере познакомиться с представителями местного духовенства. Надо сказать, что храм этот был практически четырехэтажный. И под первым этажом проходил подвал, по которому можно было попасть в алтарь. Этим путем я и воспользовался. С начала нашей поездки прошло уже 2 недели и многие Владыки знали нас и меня лично. Кроме того, службу возглавлял Владыка Ануфрий, который знал меня с двух лет.
        Когда я попал в алтарь, то увидел, что там уже находится человек 20. В том числе детей разного возраста. Я взял благословение у Владыки Ануфрия, сделал два земных поклона, приложился к Святому Престолу, затем сделал еще один земной поклон. То есть отдал почести, подобающие своему сану. Надо сказать, что мирянам запрещено прикасаться к престолу, а костюм на мне был мирской. И только я приложился к Престолу, как почувствовал на своем плече чью-то мощную руку. И не успел я ничего понять, как меня буквально втащили в какую-то комнату, видимо пономарку. Там ко мне обратился местный Владыка. Голос его был весьма гневен, из глаз, разлетались искры. «Кто ты такой? Какой у тебя сан?» - спросил Владыка. Я представился: «Священник Виталий». Это его не убедило и он продолжил свой допрос с пристрастием: «Как ты посмел, в мирской одежде прикасаться к Святому Престолу?» А надо сказать, что и в пономарке, куда меня притащили, тоже было давольно людно, и за нашим общением наблюдало человек 15. Всем было интересно посмотреть как «мочат» батюшку из Москвы. Я извинился и объяснил, что я священник, а в настоящий момент несу послушание в качестве певца хора. В Московской духовной школе мне говорили, что священнический сан, вместе с подрясником на вешалку не повесишь. И где бы ты ни был, и под землей, или  на небесах, и что бы на тебе не было одето, ты все равно остаешься священником, а не мирянином. А раз я священник, значит и вести себя должен как священник. Вижу, Владыка смягчился, одобрительно кивает. На самом деле, перед поездкой я озадачился этим вопросом и прочитал книгу «Этика православной жизни», которую написал Алексей Остапов. Книжка была не большая, очень интересная, и её слова достаточно сильно врезались мне в память. Вот цитатами из этой книги я и защищался. Воодушевленный одобрением, я продолжил: «Поскольку я священник, войдя в алтарь, я отдал почести святому Престолу, какие подобает священнику. Не мог же я отдавать почести, подобающие мирянину.» Владыка задумался, а потом попросил в их храме больше так не делать, поскольку по его словам заграничная православная община является наследницей императора Николая и очень строго подходит ко всем правилам. Я пообещал больше так не делать, и подумал, что самое время обратиться к Владыке с просьбой о частице мощей Иоанна Шанхайского. Я сказал, что у меня есть личная просьба. Услышав это, Владыка снова напрягся и стал очень серьезным. Но, недолго думая, попросил всех покинуть помещение и мы остались наедине.
          Начал я с того, что рассказал о приходе, в который я назначен настоятелем. Особый упор, в рассказе был сделан на то, что поселок был организован в 40-50 годы, в годы расцвета социализма и большинство жителей его были коммунистами. Долгие годы ни о каком строительстве храма в таком поселке не могло быть и речи, но милостью Божией он все-таки был построен. Я посетовал, как тяжело мне приходится в борьбе с коммунистами, чем окончательно растрогал Владыку. А закончил я свою речь, фразой о том, что только от него ожидаю помощи в борьбе с коммунистами. Владыка был несколько ошарашен, поскольку не понимал, каким образом он может помочь. И тут я сказал о своей просьбе иметь частицу мощей Иоанна Шанхайского, не преминув упомянуть, о том, что именно он является поборником коммунистов. К слову сказать,  основная идея Русской Зарубежной Православной общины, это борьба с коммунистами. На самом деле, они до сих пор продолжают считать всех россиян коммунистами, включая и священнослужителей, и Патриарха. Видимо, мои слова попали в благодатную почву, и Владыка тут же пригласил одного из священников, отца Федора,  и велел ему с предстоящую ночь отделить частицу мощей для меня. Я был на седьмом небе от счастья, горячо поблагодарил Владыку и стал пробираться обратно к хору. Вместе со всеми участниками хора мы пошли на помазывание, а на обратном пути, я снова лицом к лицу столкнулся с женщиной, которая стояла рядом со мной на клиросе. Так прошел вечер. Принципиальное согласие было получено, я был счастлив.
         Утром я одел рясу и готовился к получению мощей. В храме читались часы, народу уже было множество. Я через весь храм, прямиком направился к алтарю. Зайдя в боковую дверь, я довольно быстро нашел священника, которому было поручено отделить мощи. Он передал мне мощи, а я благоговейно упаковал их в свой крест-мощевик. Счастливый, я направился к раке с мощами Иоанна Шанхайского, чтобы поблагодарить его за великую милость, оказанную мне и моему приходу.
        Пробираясь через толпу народа, я, в очередной раз, столкнулся с женщиной, с которой несколько раз встречался в предыдущий день. Увидев меня в подряснике, она заговорила со мной, и попросила благословить её. Она рассказала, что является иконописцем,  и что её духовник благословил как можно чаще дарить созданные ею иконы. Закончила она свою речь предложением подарить мне последнюю, написанную ею икону, икону святителя Иоанна Шанхайского. Тут мне настала очередь потерять самообладание. Я был потрясен услышанным и конечно был не готов к такому повороту событий. Единственное, что я смог сказать, это то, что только что получил частицу мощей этого святого. А женщина, представилась Натальей и велела идти за ней. Мы зашли в церковную лавку, где она предложила мне выбрать одну из её икон. На обеих был изображен Иоанн Шанхайский. Я выбрал ту, которая сейчас находится в нашем храме.
        Вот так эти две святыни, икона и частица мощей появились в нашем храме.