Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

ГЛАВНАЯ ЧЕЛОВЕК ПСИХОЛОГИЯ Дочь-подросток на все отвечает «Нет!» — что с этим делать?

У дочки на все свое мнение. Со всем не согласна. Вчера по поводу какого-то обычного отрывка из учебника говорит: «Так, я не согласна, дай подумаю, в чем». «Может, косу заплести?» — «Нет!» «Может, сначала сделаешь русский?» — «Нет!» «Может, погуляешь?» — «НЕТ!»
 

По ту сторону экрана двое: мама и дочь. Маме около сорока, она невероятно хороша собой: открытый взгляд, стильная прическа, яркая блузка. Дочь закрывает лицо волосами, выбивающимися из-под капюшона бесформенной толстовки, она смотрит в альбом для рисования перед собой и бесконечно выводит рукой в перчатке неведомые никому, кроме нее, знаки.

Мы говорим о качестве общения в семье, о взаимодействии тех, кто живет в одном доме.

Моя юная собеседница поднимает глаза и говорит: «Не хочу я с ними (с семьей) общаться. О чем? Неинтересно…»

Я вижу, как маме замкнутого подростка тяжело, как она бьется о стену сокрушительного «нет, не хочу, не буду» своей дочери в попытках вернуть обратно веселую, звонкую девчонку, которая была рядом еще год назад.

Я так хорошо знаю, каково ей сейчас. Я там, внутри этого «нет» была совсем недавно.

Но сначала я была внутри своего «нет» лет тридцать назад. И начинать, конечно, надо с себя.

Каким был мой подростковый возраст с точки зрения протеста. В семье — никаким. С моим папой протестовать — народ смешить. Нереально. С мамой можно было попробовать, но тоже далеко не уедешь. Во-первых, с кухни мы плавно переезжали в школу, где мама была моим учителем. Во-вторых, я с раннего детства была обучена тому, что «с мамой спорить нельзя». Все мои робкие попытки отстаивать свое мнение и спорить сокрушительно разваливались.

Но была школа! А там комсомол, начало перестройки, борьба за демократию в отношениях «учитель-ученик» (это конец 80-х). В городе собирались митинги разных партий. На них я тоже ходила. Ну, и, конечно, книги. Любимое чтение того времени — «Мы» Евгения Замятина и «1984» Джорджа Оруэлла.

Подростковый возраст с точки зрения моих личных границ и способности защищать свое мнение в общении с людьми старше меня прошел впустую. Потом это аукнулось во взрослой жизни, и учиться говорить «Нет» пришлось под чутким руководством психологов за очень большие деньги.


Почему взрослые так редко говорят «нет»

Давайте начнем сначала. Для чего человеку нужен подростковый кризис?

Это возраст не только про то, что происходит бурный рост и половое созревание. Он про очень серьезные изменения в восприятии окружающего мира. Про формирование навыка жить среди людей, не теряя своего Я.