Вопросы священнику

Вопрос: Я на 6м месяце беременности. Ребенок второй, долгожданный. Недавно врачи объявили, что он 100% будет страдать болезнью Дауна. Что делать?
Ответ настоятеля:  Не убивать маленького человечка.  Читать далее >>>>
Другие вопросы >>>>>
Вопросы можно отправить на адрес: 
hram-v-lesnom@mail.ru

Геннадий Павлович Кузнецов

     Проходит месяц, я обхожу одно за другим предприятие, встречаюсь с директорами. Даже один раз присутствовал на совете директоров поселка. Председатель совета директоров поднял вопрос о строительстве храма. Все покивали и вроде согласились. Но на этом, собственно, все и закончилось. Вроде один из директоров обещал дать краски, но куда её девать, красить-то пока было нечего. Я продолжал обивать пороги предприятий. Все ко мне относились с пониманием, но ни денег, ни материалов получить мне так и не удалось. Может быть я не так себя вел, а может быть и в этом был промысел Божий.
     Проходит месяц, другой проходит и потихоньку меня начинает одолевать грех уныния. Я понимаю, что могу так ходить очень долго и что храм, может быть, никогда и не удастся построить. И, самое главное, я начал сомневаться в том, что храм нужен кому-то, поскольку кроме меня никто ничего не предпринимал. Да и в семье было все не просто. Мы жили в съемном доме, за который надо было платить. И надо сказать, частенько приходилось занимать деньги, чтобы расплатиться за жильё. Кроме того, и матушка и двое грудных детей хотели есть независимо от того, есть пожертвования или нет. Наверное можно было попросить у прихожан хотя бы макарон. Но где-то гордость и юношеский максимализм не позволяли. Это было не простым испытанием. И вот когда уныние дошло до своего апогея, случилось одно знаменательное событие.    
         Ко мне в дом зашли две женщины. Одна из них представилась Раисой Борисовной и сказала, что работает главным бухгалтером на одном Московском предприятии. Она сообщила, что её начальник тоже живет в поселке и готов помочь приходу. Она передала мне его телефон и предложила самому договориться о встрече. И вот я позвонил этому человеку. Звали его Геннадий Павлович Кузнецов, ныне покойный, а жил он на Садовой улице. И в одну из суббот, когда Геннадий Павлович был в поселке, мы с ним встретились. Он оказался очень серьезным человеком, но проявил искреннюю заинтересованность в делах прихода.
        Я рассказал о том, что у нас дела продвигаются, проходят службы, собираемся строить храм. Геннадий Павлович сказал, что готов помогать приходу и спросил, что мне нужно в первую очередь. Наверно мой ответ прозвучал не очень скромно. Я сказал, что в первую очередь мне нужен храм. Заметив некое замешательство будущего благотворителя, я немного поправился: «хотя бы небольшой, временный, где можно будет молиться и параллельно строить большой храм».
       Посмеявшись над моей непосредственностью, Геннадий Павлович предложил начать постепенно и сказал, что готов приобрести то, что в первую очередь необходимо для службы. Я начал перечислять: Чашу, Дискос, Евангелие, семисвечник. Остановив мой словесный поток, Геннадий Павлович сказал о том, что перечислит деньги на счет Софринского магазина, а я смогу там выбрать все, что необходимо. Когда он произнес сумму 50 тысяч рублей. Я был просто шокирован. Для меня было проблемой, где достать тысячу рублей на оплату жилья, а тут такие деньги. Словом, я до конца не верил в свалившееся на меня счастье. А тут Геннадий Павлович поинтересовался моей личной жизнью, где и как я живу. Я сказал, что все у меня хорошо, жена двое ребятишек, снимаем домик в садовом товариществе. И тут меня постигло еще оно потрясение. Геннадий Павлович протянул мне 5000 рублей на мои личные нужды. Моей радости не было придела. Я погасил долг за жилье за 2 месяца. Еды накупил, матушке денег дал. Мы такие были счастливые.    
       Буквально через неделю я поехал в Софрино и закупил там много всякой утвари, необходимой для службы. А надо сказать, что к тому времени мы собирались переезжать в спортивный зал, но еще не переехали. Поэтому все это великолепие пришлось привезти к себе домой. Все было новенькое, блестело золотом. Я был абсолютно счастлив, глядя на это великолепие. Казалось бы, дело налаживается, радоваться нужно. Для храма были приобретены такие вещи, которые до сих пор используются на службе. Евангелие, например, семисвечник, подсвечники. Но тут до меня стали доходить слухи, что прихожане осуждают меня.
         Оказывается, люди считали, что я растранжирил деньги, данные на строительство храма. И вместо того, чтобы начать стройку, накопил себе всякого золота и безделушек. Я не поверил своим ушам. Это было для меня еще одно потрясение. Но на самом деле, Геннадий Павлович был первым серьезным благотворителем нашего храма. Он поселил в моей душе надежду. И после этого, какие бы серьезные испытания мне не приходилось пережить я никогда не впадал в уныние. Я всегда знал, что Господь меня не оставит. Геннадий Павлович, и впоследствии неоднократно помогал храму. Например, когда начались сильные морозы я выпросил у Геннадия Павловича денег на буржуйку.